Глубокая заморозка 5G: кто из игроков умрет на этот раз

Иллюстрация Aaron Burden/Unsplash (Unsplash License)
Главный аналитик Mobile Experts Джо Мэдден написал колонку для отраслевого издания Fierce Network, в которой высказал интересное предположение: на смену конкуренции в железе приходит конкуренция в программном обеспечении. Условно говоря, неважно, кто будет поставлять базовые станции и иную инфраструктуру, важно, кто будет поставлять программное обеспечение, которое возьмет на себя управление сетью доступа. Переход от RAN к vRAN Джо называет «глубокой заморозкой 5G», указывая на то, что обычный ход вещей в переходе от одного поколения связи к другому окончательно нарушен.

Джо отмечает, что при каждой смене поколения связи с рынка исчезает как минимум один инфраструктурный игрок. После внедрения 2G ушла Motorola, после появления 3G произошла консолидация игроков и появились Alcatel-Lucent и Nokia Siemens Networks, а переход на LTE ознаменовался поглощением Nokia той самой Alcatel-Lucent (и Nortel в придачу). Таким образом индустрия подошла к 5G с тремя крупными игроками: Ericsson, Nokia и Samsung. Тут надо отметить, что Джо не считает Huawei участником рынка, потому что Huawei за пределами Китая «практически не представлен», а потому не достоен внимания.

Ключевым же изменением на рынке Джо считает переход от RAN к vRAN, когда конкуренция переходит от железа к софту. Сети vRAN для операторов, с одной стороны, более выгодны — можно использовать любое инфраструктурное железо, не стремясь к монобрендовым решениям, но, с другой стороны, еще больше монополизируют рынок, так как управление сетью становится зависимым от платформы, выбранной оператором. Джо считает это благом, приводя в пример соглашение между американским оператором AT&T и шведской Ericsson, в рамках которого AT&T будет использовать платформу Ericsson, а вот железо будет закупать у кого захочет.

Джо отмечает, что на рынке платформ vRAN может случиться то же самое, что и на других рынках программного обеспечения, где в ходе долгой конкурентной борьбы образовалась дуополия: Microsoft и Apple на рынке операционных систем для компьютеров, Apple и Google на рынке мобильных операционных систем. От редакции Content Review отметим, что Джо сознательно игнорирует «фактор Китая», упоминая в своем тексте лишь Samsung как потенциального «спойлера» на рынке. Это вполне логично, так как Джо в итоге продвигает свой аналитический отчет о vRAN, ориентированный скорее на Европу, чем на развивающиеся рынки. Там, к слову, у Huawei все не так плохо, но если ориентироваться исключительно на Европу и США, то это можно и не замечать.

Стоит также отметить, что 5G сегодня действительно находится в суперпозиции: с одной стороны, развитие FWA позволяет здесь и сейчас монетизировать частоты и увеличившуюся емкость сети, с другой стороны, практически ни один из сценариев, придуманных производителями железа и используемых как маркетинговый инструмент продвижения (будь то голографические звонки или дистанционно проводимые хирургические операции) так и не стали распространенными в построенных сетях 5G. Не исключено, что как и в случае с LTE (когда сеть строилась для одного, а в итоге стала использоваться для другого — просмотра видео), сетям 5G найдут применение, но сделают это не операторы и поставщики оборудование, а пользователи сетей. Если, конечно, сделают.